You are viewing 21century_girl

All dead sailors are back to the shores [entries|archive|friends|userinfo]

userinfo | here
history | here

Воронка любви [Apr. 17th, 2014] [02:15 pm]
- That’s Jack White’s old house
- Oh, I love Jack White!


Сколько нужно Джимов Джармушей, чтобы вкрутить лампочку? Нисколько. На старом гибсоне лучше играть в темноте.



«Выживут только любовники» начинается с укачивающего, вкручивающего погружения в мир двух главных героев – из космоса прямо в кровать – под психоделическую Funnel of love. Мужчина и женщина, которые живут тысячи лет, Адам и Ева, сыгравшие сотню свадеб. В конце ничто, кроме любви, не имеет значения.

Джармуш славится тем, что наполняет собственные киноленты героями, которые будто погребены под тонким слоем вековой пыли, а сам не одной, а обеими ногами прочно стоит где-то в семидесятых, в то время как его глаза и разум обшаривают планету нового века в поисках единомышленников – безумных отщепенцев, аскетов, гениев. Находя в людях отголоски собственного «я», Джим окружают их любовью, как археолог – древние реликвии. Вот и в двух кровососущих любовниках Джармуш изобразил обе стороны своей странной натуры. Горюющий над трупом гитары Адам совершенно индифферентен по отношению к трупу человека рядом. Его капризная грусть, его отношение к вещам и людям как к редким ископаемым – Теслу не поняли, Галилея не приняли, Эйнштейна загнобили – не то чтобы вызывают сочувствие, скорее жалость, смешанную с желанием то ли по голове погладить, то ли побить по щекам этого безнадежного нытика. А берущая в руки разбитый гибсон Ева без тени сожаления произносит: какая она красивая внутри! Пока что-то не разобьешь, не увидишь, как красивы осколки, как будто говорит нам Джим, разнося к чертовой матери хрупкий мир героев в следующие 40 минут фильма.

Кажется, будто финал «Любовников» стал финалом для всех предыдущих картин режиссера. На протяжении многих лет быть пережитком стремительно исчезающего прошлого, принадлежать всем сердцем городу-призраку, городу-мертвецу, сливаться со стенами песочных улиц песочной кожей, песочными волосами, песочными одеждами, быть последним из благородных и голодным, всегда голодным. В мире нет готовой пищи для таких, как Джим, – разогрей, употреби. Но не стоит забывать, что он все еще умеет кусать, он все еще жаждет юной крови, все еще мечтает привести в свой медленный мир новых людей, а потому не сомневайтесь: если в начале фильма Джармуша кто-то показывает зубы, то в конце они обязательно вопьются в чье-то горло. И вполне возможно, что это горло будет вашим.

Адам и Ева – это первые люди на земле. Адам и Ева Джармуша не хотят быть последними на земле вампирами. Покидая умирающий Детройт, они едут в Марокко не для того, чтобы похоронить последние надежды на возрождение расы, а чтобы бороться за жизнь и победить в этой борьбе, закрепиться в этом мире и дать жизнь новому поколению вечно живущих людей. Их главная сила в том, что их двое, и они влюблены. В жизнь, друг в друга и даже в людей, которых без остановки костерят на протяжении всего фильма.

«Любовники» - это мирные переговоры Джармуша с современностью, это доказательство существования белых ворон, разбойников с больших дорог, талантливо безумных музыкантов, гениев, молодых стариков и вампиров, конечно, вампиров. Вечно живущие и вечно помогающие людям создавать окружающую действительность, они пришли, чтобы разбудить нас. И это пробуждение стоит того, чтобы заплатить за него кровью.
Link1 kiss // paralyse me

wtfall [Nov. 8th, 2013] [04:34 pm]
Там, откуда я начинаю отсчет, стоило бы ненадолго остановиться
Дерево упало в лесу и звук его падения никем не услышан
Леснику в его хижине стало не по себе, он опрокинул на пол чайник чая
В гостиной мисс Стюарт возникло неловкое молчание

На танцполе все поддались ритму популярной мелодии
На скотобойне бык забился в агонии
Материя переиграла сознание и вышла вон
Дерево упало, в хижине лесника раздался звон
И проглотил предыдущую действительность,
Гулящая девка накрасила ресницы.

Болезнь долго искала смертельно больного
Звон разбитого чайника в хижине обратился стоном приговоренного к казни
Продавец собрал черепки на кассе.
Пусто. Я всего лишь точка в пространстве.
Linkparalyse me

Я - это самое страшное, что произошло со мной. [Jul. 3rd, 2013] [04:29 pm]
[Tags|, ]

Алло, я здесь. Да, да, все хорошо, отлично, да, замечательно. Что делаю? Да, ничего, в общем. Пересматриваю старые фильмы, перечитываю старые книги. Нашла слишком много ответов на не заданные вопросы. Спрашивается, на кой черт? Ну да ладно, впитывать информацию, потом, возможно, использовать - как всегда, против себя. Муахахаа. Знаю чертовски мало, всегда чего-то хочется больше. Я так непролазно тупа, что за одну-единственную белую ночь любой ученый-микробиолог 30 с лишним лет может разложить меня по полочкам и стульям, отвесить нужное количество информации, поблагодарить за мимику и лицо, поставить крест, сделать пометку в блокноте, найти выход и уйти.

Мне было 19, когда я вдруг поняла, что моя мать - живой человек. Ведро холодной воды. И теперь она плачет, рассказывая о том, как посмотрела "Меланхолию", и поняла, что жизнь бессмысленна, вопрос "Зачееем?" у нее в каждой из малочисленных морщинок. Она режет людей, отделяя их от опухолей - мухи отдельно, котлеты отдельно. Она 10 часов стоит над человеком и режет, глядя в монитор, на который передается изображение с камеры, расположенной у него в полости. И задает мне вопрос "зачем". Охуеть.

Мне было что-то около 20, когда я начала впервые переживать панические атаки. Сейчас мне это неинтересно.

Слегка за 20 мне было, когда я поняла, что могу нравиться красивым мужчинам. Таким, в общем, образцовым самцам. Быть им родной матерью. Быть родной матерью всем. Неинтересно мне это было всегда.

Пару лет назад люди начали меня бояться. Точнее, нет, не так. Я начала видеть и слышать их страх, когда общалась с ними, когда мы просто сидели рука к руке или друг против друга. Что я вообще такое и стоит ли меня бояться? Может, мне тоже надо начинать бояться себя? Или я уже? Страшная страшная ведьма. "Она тебя боится как огня, он тебя боится больше, чем огня". Бу!

Меня там нет. Меня нет нигде. Вот в этих пересмотренных фильмах, переслушанных альбомах, перелистанных фотографиях точно нет. Уйдите, люди, бойтесь других. А лучше не бойтесь, к чему вам бояться.

upd. Правда в том, что у меня ладони леденеют от одной мысли о коммуникации какой бы то ни было. Я никто и звать меня никак. 
Link6 kisses // paralyse me

In the forest [May. 28th, 2013] [02:35 pm]
[Tags|, , ]
[music | The Cure - A Forest (Album Version) | Powered by TRAVA.RU]

Прекрасная 46littlepieces выложила удивительные снимки меня и Льва. Эксперимент удался, я считаю :) Кстати, у Люси в живом журнале еще и не такая красота наблюдается.

Enjoy!







Some moreCollapse )



























Link3 kisses // paralyse me

clear soup [Mar. 25th, 2013] [05:54 pm]
[Tags|]

Беда в том, что я никак не могу записать своим мысли. Кстати, жить с постоянной головной болью очень прекрасно и удивительно, действует как депривация сна. Обманное ощущение всеобъемлющего понимания всехвсехвсех механизмов. Давайте усложнять слова, чтобы казаться умнее. Давайте не читать, чтобы не узнать лишнего или давайте читать, чтобы показаться умнее. Мурмур. Понимание зиждется на умении выстраивать причинно-следственные связи. Ум и красота ничего не стоят без уверенности в себе. А уверенность в себе – кажется – привилегия только неумных и неоченькрасивых. Ну, или вообще, может, не существует ее, этой уверенности в себе. Только реверансы в собственную сторону порой, чтобы не забыть, каково это – быть живым. Если где-то и есть кнопка, отключающая мозг, то, наверное, эта головная боль – всего лишь попытка той самой кнопки нажать саму себя. Инстинкт самосохранения.

Я люблю вас, люди, но вы нихуя не понимаете, как и я.
Linkparalyse me

it seems I've been waiting too long: я проснулся и понял, что я Кафка [Nov. 26th, 2012] [03:58 pm]
[Tags|]

Мне приснился Апокалипсис. За месяц до нового года в мире началась эпидемия. Пустынные грязные улицы, погасшие светофоры, все, как у Камю. Пусто-красиво-страшно. Люди небольшими группами передвигаются в подпольные кабаки, открывшиеся после первой недели эпидемии. В подвалы пускают только тех, кто не подвержен заболеванию – а таких достаточно много, около 40% населения.

В этих подвалах настоящий пир во время чумы – кучи столов, дым коромыслом, полуголые женщины, полупьяные мужчины, с поволокой в глазах, с опиумом в крови. Атмосфера начала XX века, веселый пьяный декаданс на руинах устаревшего социального строя. Но нет, не пошло, не мерзко – приятно и таинственно. Как будто все мы посвящены в некую тайну, являемся членами подпольного сообщества, будто стены наших домов отмечены серыми крестами.

Я вижу певицу джаза на сцене, вижу танцовщиц в наркотическом трансе, вижу своего старого знакомого в дурацкой шапочке. Он сидит за столом, на столе – горящие свечи. Металлический светильник нелепо свисает с потолка, загораживая ему обзор сцены. Он снимает шапочку, и вместо привычной лысины у него не голове я вижу густую шевелюру. Свет дрожащей свечи падает на его лицо. Он глупо и по-детски счастлив.

Я встречаю людей. Не на улицах, а в квартирах. Они рассказывают мне невероятные истории. У одной девушки, например, кошка родила 10 котят (вот оно, торжество жизни на алтаре смерти!) и теперь их ну совершенно некуда деть – они облазили весь дома, сводя хозяйку с ума своим отчаянным писком. Никто котят брать не хочет – скоро Конец Света, коты никому не нужны.

Человеческое горе перестает быть чем-то значительным. Я хожу одна в пустом городе, потому что у меня не осталось никого, кроме случайных знакомых. Я не знаю, в какой момент истории я смирилась с тем, что все происходит так, как должно происходить.

16 декабря. Резервные станции еще работают. Еще летают самолеты. Я стою на вершине холма, моему взору открыт старый аэродром. Близко-близко от меня разлетаются в небе, едва не столкнувшись, два самолета известных авиакомпаний. Один садится на аэродром. Второй улетает за холмы, и я вижу взрыв, колыхающий верхушки берез. Воздух пронзает мертвая тишина. Я докуриваю последнюю, и смотрю на закат.
Linkparalyse me

Johnny be good [Nov. 14th, 2012] [06:00 pm]
[Tags|, , ]

У меня тут проблема, с которой я сталкиваюсь впервые. Я привыкла слышать отовсюду, что я умница и молодец, даже когда не прикладываю к тому, за что меня хвалят, особых усилий. Наверное, меня избаловали. А тут я бьюсь, бьюсь, ломаю себя, борюсь с прокрастинацией, делаю вещи, о которых и подумать раньше не могла, пробиваю удачные рабочие моменты, но никакой отдачи не получаю. Более того, меня еще и критикуют. Не за удачные моменты, конечно, а за неудачные - над которыми я не работаю. Но менее обидно от этого не становится.

Я понимаю, конечно, что это, скорее всего, воспитание меня, как профессионала, но б-же как же мне не хватает одобрения. Это ведь очень важно как стимул, как побуждение к действиям. Я не из тех людей, которые предпочитают почивать на лаврах. In fact, I'm a perfectionist. I'm a person who needs more and more if it comes to self-development. И я уж точно не сложу ручки, получив похвалу. Наоборот, буду стараться еще лучше, делать еще больше.

Вот как объяснить это все начальству? Ведь совершенно невозможно же уже. Я только грязну в самобичевании и неуверенности в собственной компетентности.

Меж тем, на другом фронте у меня все замечательно - платили бы мне за это деньги еще. Мои фото в таймауте, еа, еа. I'm a pretty girl. Вот только торговать лицом еще не научилась, отдаю его бесплатно.

timeout

http://www.timeout.ru/journal/feature/29806/p-34565
Link3 kisses // paralyse me

I am not your saviour [Nov. 7th, 2012] [11:06 pm]
[Tags|, ]
[music |Port-Royal – Balding Generation (Losing Hair As We Lose Hope)]

Провидение посылает мне каких-то совершенно невероятно красивых людей.

Мария

Мария

Меж тем, я все чаще думаю о Барселоне. Вспоминаю залитый солнцем променад, небо в верхушках пальм, шумное дикое море, солнце будто бы прямо сейчас отражается в глазах. Я так скучаю.

Когда я шагала по Комерсиалю с чемоданом в полдевятого вечера, я ощутила, что вернулась домой после долгого отсутствия. Туда, где прошло мое детство, где живет смешная полненькая соседка, где цветы в горшках выглядывают с каждого балкона, а ночь теплая, как в тот день, когда я уезжала. Щемящее чувство дома внутри. Радость возвращения. Заливающиеся внутрь сумерки и свет этих огней, такой знакомый, такой до боли знакомый, будто я всю жизнь знала и чувствовала, что все должно быть именно таким. Именно такой цвет и свет, именно такая улица, именно такие пешеходные переходы, именно этот город, именно в этой жизни.
Linkparalyse me

i live in existential fear [Oct. 25th, 2012] [06:43 pm]
[Tags|]

Я вообще-то не согласна с тем, что древнейшие философы правее философов XIX-XX-XXI вв. Мир хоть и стоит на месте, в итоге все равно меняется. Уже сейчас такой близкий мне экзистенциализм, пик которого пришелся на вторую половину XX века, устаревает, не действует в современных реалиях. Сейчас совершенно иное восприятие мира, совершенно другие общечеловеческие проблемы, совершенно отличные решения. Да, все идет к усложнению, но, простите, не это ли ответили сородичи обезьяне, которая сделала первое орудие труда? Если бы человек не усложнял, человек так бы и ходил с голой жопой босиком по джунглям.

Я сейчас явно в роли к.о. выступаю, но, блин счастье=простота. А сейчас упростить все может только апокалипсис XDD Человек стремится к счастью, соответственно, он стремится к самоуничтожению. Наверное, так.

Познаю грани бытия. Записалась на онлайн-курсы философии, науке самопознания, иррациональному поведению и влиянию наркотиков на мозг. Наверное, в последнем предложении все обо мне и сказано.
Linkparalyse me

Знаю, что ничего не знаю [Oct. 24th, 2012] [01:13 am]
[Tags|]
[music |Sigur Ros – Gong]

Главные уроки в жизни, наверное, все большие дают малознакомые люди или уж совсем незнакомцы.

Как-то раз на Барселонском пляже после одного джойнта на троих мы сидели и размышляли об устройстве мира, а потом начали рисовать на песке. Мой рисунок был одной сплошной непрерывной линией, без отрыва пальца. Дурацкая запутанная линия, похожая, говорят, на письмена майя. Концовка была концептуально размыта. Рисунки Марианны были разрозненными, похожими на детские - милые, выызывающие улыбку. Гастон тогда сказал, что вот так видит мир каждая из нас. Я бы хотела заново начертить свою линию, но понимаю, что каждый раз она будет получаться одинаково непрерывной, на одном затаенном дыхании. Мы написали слово "друг" между двух этих рисунков, а под утро их стерли машины, выравнивающие песок на пляже.

Я бы так хотела не усложнять ничего. Так хотела бы понимать чуть больше, чувствовать чуть тоньше, но не драматизировать без конца. Мне почему-то бесконечно важно, что обо мне подумают другие. Наверное, да, мой экзистенциальный кризис затянулся. Я не хочу больше ни на кого злиться или винить в своих фейлах. Я не хочу никого спасать, потому что толком и себя-то спасти не могу.

Мне просто нужно что-то. Немного смелости, немного знаков, немного чуть меньше отчаяния, немного чуть больше любви. Я принимаю хаос, но я не уверена, что он принимает меня (с)
Link2 kisses // paralyse me

честность - лучшее оружие лжеца [Oct. 17th, 2012] [06:59 pm]
[Tags|]

Меня зовут Настя и мне 23. На самом деле, все еще 22, потому что к 23м я так и не привыкла за прошедшие с дня рождения полгода.

Дома я люблю делать так:



И все потому, что дом заставляет меня рефлексировать, что мне кажется крайне неудачным занятием. Как только я чувствую первые признаки рефлексии, я беру краски и отвлекаю себя. Ну или не краски. Да и не всегда отвлекаю.

Я очень часто чувствую себя некрасивой, что, как я понимаю, есть большая проблема многих девочек. Последние полгода я все чаще заглядываюсь в зеркала - если я давно не видела своего отражения, мне кажется, что я выгляжу как-то не так. От дурацких приступов самотерзания и неуверенности в себе меня спасает только минутное ощущение счастья. Наверное, в этом большом неуютном городе я себя слишком часто чувствую себя неприкаянной. Иногда везет и неприкаянность выливается в безудержность - тогда меня уже не остановишь. Я люблю пьянки, потому что алкоголь помогает мне расслабиться. А еще это самый простой способ разбавить будни.

Не скажу, что знаю много людей, не скажу, что хотя бы треть из них - полезные люди или люди, за которых мне никогда не было стыдно. Просто в определенные моменты жизни их присутствие кажется мне уместным. И, да, они мои друзья.

Я не считаю себя грустной. Не считаю себя безумной или не встраиваемой в систему. Но, разумеется, я - как и все мы - считаю себя особенной.

Недавно я впервые побывала в Барселоне, город мне очень понравился, он уютный, но не тесный - Москва при своем размере и размахе город очень тесный, душный. Барселона похожа на город десяти городов - она везде совершенно разная, непредсказуемая, уникальная. При этом, в таком мультикультурном центре запросто можно случайно на улицах несколько дней подряд встречать одних и тех же незнакомых людей. Удивительно. Не знаю, хотела бы я там жить, или мое присутствие способно отравить атмосферу любого места. Нет, нет, это не самокритичность, это перефразированное "у соседа трава зеленее".

Меня зовут Настя, и мне, на самом деле, все еще 21. Мой любимый возраст, мой, наверное, самый удачный год. Меня зовут Настя и мое имя мне не идет.
Link6 kisses // paralyse me

Утро понедельника [Oct. 10th, 2012] [11:27 pm]
[Tags|, ]
[music |Nils Frahm – Peter (Max Cooper Remix)]

А давайте, расскажу, как. It's been a long time.

IMG_6158

Я все время забываю, что живу в другое время, мне как будто бы здесь слов не хватает и ума. Хотя, пожалуй, сейчас я счастлива как никогда. По-другому, иначе, чем бываю обычно. Мой паззл собирается, сейчас так быстро-быстро, кусочки так хорошо подходят друг другу, хотя всегда есть опасения, что они все же из другой коробки. Мой пазл - карта звездного неба. Работа-Барселона-дом-деньги-друзья-кофе-марихуана-кошки-шарфы-холод-прокрастинация. Нежелание заняться чем-то действительно важным. Или недостаточно важные занятия. Мне так хорошо здесь и сейчас, что, пожалуй, я бы так и осталась. Blue blue jeans, I bought them on the Portobello Road on a Saturday.

Знаете, темными осенними вечерами прекрасно возвращаться домой в пальто нараспашку, и чтобы дома никто не ждал, все больше хочется быть одной, я ценю одиночество больше, чем когда бы то ни было. Я люблю людей и люблю, когда их нет (с). И все вещества воздействуют на меня одинаково - я пою и танцую. Иногда внутри себя.

Захватывают прекрасные порывы, отучаюсь постоянно смотреть в зеркала. Слушаю красивую музыку и живу чем-то новым, неясным. Все в дымке. Но мне это даже нравится. Нравится.
Link4 kisses // paralyse me

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]